«Техническая ошибка» – новый «убедительный» аргумент для обоснования законности принятых решений

Вы здесь

18 июля 2018 года следователями Следственного управления и оперуполномоченными Управления защиты экономики Главного управления Национальной полиции Украины было проведено несколько следственных действий в Одесской национальной музыкальной академии имени А.В. Неждановой, а также задержаны сотрудники ОНМА.

Партнеры Адвокатского объединения «Барристерс» Юрий Жовтан и Денис Пономаренко осуществляют защиту одного из сотрудников ОНМА, который подвергался задержанию и которому сообщено о подозрении в указанном уголовном производстве.

Когда в середине августа адвокаты Юрий Жовтан и Денис Пономаренко приступили к защите одного из сотрудников ОНМА в указанном уголовном производстве, они поразились количеству допущенных нарушений уголовного и уголовного процессуального законодательства Украины.

1. В действиях правоохранителей, производивших обыски и задержания 18 июля 2018 года в ОНМА, усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 370 УК Украины, т.е. покушение на провокацию подкупа, совершенное служебными лицами правоохранительных органов. Правоохранителями заблаговременно были изготовлены имитационные «денежные средства», прокурором вынесено постановления о проведении освидетельствования, словно они знали, что в любом случае они поместят деньги туда, куда им нужно или кому им нужно.

2. Все обыски в ОНМА производились в нарушение Конституции Украины и УПК Украины без определения следственного судьи. Позже, после проведения обысков, следователь с согласия прокурора обращался к следственному судье Приморского районного суда г. Одессы с ходатайствами о проведении обысков для того, чтобы легализовать свои действия. Но до настоящего времени непонятно, жизнь каких людей или имущество спасал следователь в данных ситуациях, т.к. какое-либо разумное обоснование неотложной ситуации, как того требует закон, в определениях следственного судьи не указано.

3. Как было оглашено в судебном заседании апелляционного суда Одесской области в одном из протоколов обыска, в ходе которого были изъяты, по мнению следствия, ключевые доказательства, вообще не указано, по какому уголовному производству и по какому уголовному правонарушению производился обыск.

4. В протоколе задержания нашего клиента в нарушение ст. 209 УПК Украины было указано как момент задержания не время, когда с участием клиента был начат обыск в его рабочем кабинете, освидетельствование, а время составления протокола задержания.

4. По закону у стороны обвинения было 24 часа с момента задержания для вручения письменного уведомления (ч. 2 ст. 278 УПК Украины). Если следовать закону, то пропуск указанного процессуального срока влечет освобождение задержанного из-под стражи и прекращение у лица статуса подозреваемого. Однако следователь вручил нашему клиенту письменное уведомление о подозрении через 27 часов после задержания, из-под стражи не освободил. Следственный судья этой «детали» «не заметил», хотя по закону на него возложены общие обязанности по защите прав человека (ст. 206 УПК Украины).

5. Большое удивление у защиты вызывает и инкриминируемый нашему клиенту состав преступления. Так, сторона обвинения полагает, что в действиях клиента есть признаки состава преступления, предусмотренного частью третьей статьи 369-2 Уголовного кодекса Украины, которая устанавливает ответственность за «принятие предложения, обещания или получение неправомерной выгоды для себя или третьего лица за влияние на принятие решения лицом, уполномоченным на выполнение функций государства, соединенное с вымогательством такой выгоды». По такому подозрению, прежде чем его формулировать, стороне обвинения необходимо установить круг лиц, на которых мог повлиять будущий подозреваемый, и что такие лица (лицо) уполномочены на выполнение функций государства. Но сторона обвинения опять упустила важную деталь, что согласно «Примечанию» к статье 369-2 УК Украины, круг лиц, уполномоченных на выполнение функций государства, должен устанавливаться по Закону Украины «Об основах предотвращения и противодействия коррупции», который не действует в Украине с 1 сентября 2016 года! Это обстоятельство лишает подозрение нашему клиенту какой-либо правовой основы, поскольку согласно ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод нет наказания (уголовной ответственности) без закона.

6. Определение следственного судьи Приморского районного суда г. Одессы о применении меры пресечения в виде содержания под стражей от 20.07.2018 г. не соответствует не только стандартам, выработанным практикой Европейского суда по правам человека, но и сформулированным достаточно доступным языком требованиям отечественного Уголовного процессуального кодекса.

Так, в определении не указаны:

- обстоятельства, установленные следственным судьей, которые свидетельствуют о наличии рисков, при которых применяется мера пресечения (п. 2 ч. 1 ст. 196 УПК);

- обстоятельства, свидетельствующие о недостаточности применения более мягких мер пресечения (п. 3 ч. 1 ст. 196 УПК);

- доказательства, которые обосновывают эти обстоятельства (п. 4 ч. 1 ст. 196 УПК).

Т.е. по сути три из пяти обязательных элемента определения о применении меры пресечения следственным судьей не указаны.

Кроме того, следственным судьей абсолютно не мотивировано ни избрание меры пресечения на максимальный срок – 58 дней, ни максимальный размер залога.

Очевидно, что следственным судьей были проигнорированы принципиальные положения закона, поэтому адвокаты Пономаренко Д. и Жовтан Ю., после принятие защиты на себя сразу обратились с апелляционными жалобами на указанное определение следственного судьи в апелляционный суд Одесской области.

По жалобе адвоката Пономаренко Д. коллегия судей апелляционного суда Одесской области отказала в восстановлении срока на апелляционное обжалование, хотя этот срок даже не начал течь – в связи с невручением клиенту копии определения о применении меры пресечения. Сейчас подается кассационная жалоба в Верховный Суд.

Адвокатом Жовтан Ю. той же коллегии судей апелляционного суда Одесской области был заявлен отвод, который был удовлетворен, и 10 сентября состоится рассмотрение уже другой коллегией судей.

7. Также следственным судьей Приморского районного суда г. Одессы по ходатайству следователя 20 июля 2018 года было вынесено другое определение, законность и обоснованность которого вызывает сомнения, – определение об отстранении нашего клиента от должности. В нем, допущено не меньше нарушений. Попытка обжаловать определение в апелляционный суд Одесской области натолкнулась на превышение одним из судей своих полномочий, когда в ситуации, по которой закон предусматривает принятие решения коллегией судей, он единолично разрешил вопрос о возвращении апелляционной жалобы адвокату. По данному определению также подается кассационная жалоба в Верховный Суд.

8. Тем же следственным судьей Приморского районного суда г. Одессы 24 июля 2018 года было принято еще одно решение, законность которого требует проверки апелляционной инстанцией, – об аресте имущества, временно изъятого во время вышеуказанного незаконного обыска.

Шаблонность фраз, крайняя лаконичность определения судьи Приморского районного суда г. Одессы не позволяет найти в нем какое-либо разумное и законное обоснование ареста имущества.

Согласно закону, определение об аресте имущества следственный судья должен постановить не позднее 72 часов со дня поступления в суд ходатайства следователя, в противном случае имущество возвращается лицу, у которого оно было изъято. Ходатайство следователя поступило в суд 19 июля 2018 г. Следовательно 72 часа, отведенные на его рассмотрение, истекли в полночь 22 июля 2018 г. Следственный судья не обратил внимание на эту «деталь» и через 45 часов после того, как имущество должно было быть возвращено клиенту, – арестовывает имущество.

Несмотря на то, что к моменту рассмотрению следственным судьей ходатайства об аресте имущества было уже сформулировано подозрение по ст. 369-2 УК Украины, следственный судья по неизвестным причинам обосновал свое решение совершенно другой статьей – 368 УК.

Все многочисленные нарушения уголовного процессуального закона прокурор в судебном заседании в апелляционном суде смог объяснить только одной фразой – «техническая ошибка». По сути, такая позиция прокурора указывает на то, что все вышеуказанное уголовное производство – одна техническая ошибка.

На это определение также подана апелляционная жалоба адвоката Жовтан Ю. В настоящее время часть судей судебной коллегии заявили самоотвод и жалоба будет рассматриваться другой коллегией судей.

По странному стечению обстоятельств все судебные решения, которыми легализовались действия следователя и меры процессуального принуждения, в этом уголовном производстве (более 5) принимались в течение одной недели одним и тем же следственным судьей Приморского районного суда г. Одессы. Сейчас часть данных определений обжалуется в апелляционном и кассационном порядках.

Сторона защиты искренне верит в то, что правосудие служит утверждению справедливости и свободы, а не произволу, но, к сожалению, обстоятельства уголовного производства, заставляют усомнится в действенности этой аксиомы. Уверены, что практика «отказа в правосудии» должна быть прекращена.

Непонятный ажиотаж и искусственный общественный резонанс, который возник вокруг искусственного уголовного производства, пестрящего «техническими ошибками», многочисленные нарушения ст. 62 Конституции Украины и ст. 296 Гражданского кодекса Украины со стороны органов управления Одесской национальной музыкальной академии имени А.В. Неждановой (которые просят органы исполнительной власти Украины еще и «взять под контроль ход судебных расследований дела», т.е. по сути просят нарушить ст. 126 Конституции Украины) позволяют выдвинуть скромное предположение, что единственной целью этого уголовного производства  было создание условий для устранения с должности ректора Академии, а правоохранительные органы и суд оказались вовлечены в эту дурно пахнущую затею.

Адвокаты просят средства массовой информации, новостные интернет-ресурсы и блогеров при освещении уголовного производства и связанных с ним событий не нарушать ст. 62 Конституции Украины и ст. 296 Гражданского кодекса Украины.

Конституція України

Стаття 62. Особа вважається невинуватою у вчиненні злочину і не може бути піддана кримінальному покаранню, доки її вину не буде доведено в законному порядку і встановлено обвинувальним вироком суду.

Ніхто не зобов'язаний доводити свою невинуватість у вчиненні злочину.

Обвинувачення не може ґрунтуватися на доказах, одержаних незаконним шляхом, а також на припущеннях. Усі сумніви щодо доведеності вини особи тлумачаться на її користь.

У разі скасування вироку суду як неправосудного держава відшкодовує матеріальну і моральну шкоду, завдану безпідставним засудженням.

Цивільний кодекс України

Стаття 296. Право на використання імені

...

4. Ім'я фізичної особи, яка затримана, підозрюється чи обвинувачується у вчиненні кримінального правопорушення, або особи, яка вчинила адміністративне правопорушення, може бути використане (обнародуване) лише в разі набрання законної сили обвинувальним вироком суду щодо неї або винесення постанови у справі про адміністративне правопорушення та в інших випадках, передбачених законом.

..